akhcelo (akhceloo) wrote,
akhcelo
akhceloo

Categories:

Петлюровцы - те же бандеровцы... или Педагогическая Поэма Макаренко -об "украинстве".

...увидела у mikus72 (и, если бы не это - не было бы моего предыдущего поста, про онлайн-обучение и BIM в архитектурном проектировании)
А так - увидела в Перемогах, зашла к mikus72, заинтересовалась.
Но сейчас про другое, то, о чём начальный пост был: ( mikus72 пишет в peremogi (перепостил maxvlad)) - Макаренко об украинстве без цензуры (2020-01-04 10:04)
Что-то у меня с интернетом - я не вижу картинку.
Ладно, так даже интереснее. ... Делаем поиск в Яндексе... "Макаренко об украинстве без цензуры" Нет, не так. (Находит уже известные мне ЖЖ, но опять - без искомой картинки... Придётся модифицировать запрос: ищем "картинки" - по этим же ключевым словам.
Вот, нашлась картинка, которая мне видна, вот здесь: https://ok.ru/silavyedi/topic/150899530283062

Также нашёлся текст, которого на Перемогах не было:
"Славяне — Олег Славянин // В группе 207 260 участников

Макаренко об украинстве без цензуры. Уже 100 лет прошло, а ничего не изменилось.


[нажмите, чтобы прочитать цитату - про свидомых украинцев, 10 пунктов от Олеся Бузины]Мыкола - А шо?
Петро - Стабильность, признак шумерского ума.
Мыкола - А кто такой Макаренко?
Петро - Наверное тоже летчик как - АС Пушкин.
Если вам показался знакомым этот отрывок, то вы не ошиблись. Та самая "Педагогическая поэма", только без позднейших редакторских правок, призванных убрать ненужные вопросы и ассоциации, способные помешать "дружбе народов". Как видим, Антон Семенович вполне четко понимал, что такое украинство, которое и сто лет назад практически ничем не отличалось от современного.
Десять заповедей свидомого украинца от Олеся Бузина.
1. Свидомый украинец обязан быть тупым. Если свидомый украинец не является тупым, он автоматически становится жидом или москалём.
2. Свидомый украинец должен быть хитрым. (Прим.: но с обязательным соблюдением п.1).
3. Свидомый украинец обязан быть хозяйственным — все, что увидит, тянуть к себе домой, надкусывать и ни за что не делиться ни с кем — даже с другими свидомыми украинцами. (На старой Галичине этот принцип называли: «Свій до свого по своє»).
4. Свидомый украинец должен разговаривать исключительно на украинском языке. Этот язык должен быть настолько непонятным для москалей и жидов, что нет ничего плохого в том, если и сам свидомый украинец не будет ничего понимать.
5. Свидомый украинец должен быть глубоко верующим. Он должен верить, что всё на свете, кроме жидов и москалей, изобрели свидомые украинцы.
6. Свидомый украинец должен развивать собственную культуру. Это означает, что при этом он обязан портить чужую культуру — особенно культуру жидов и москалей.
7. Свидомый украинец должен вести здоровую половую жизнь. Здоровую половую жизнь ему позволено вести только с лицами не своего пола, но принадлежащими к его нации — лучше всего с женой или кумой. Лучшее имя для настоящей украинской женщины — Оксана. Лучшее имя для украинской кумы — Галя. Лиц женского пола с другими именами следует считать ненастоящими украинками.
8. Каждый свидомый украинец должен быть галичанином. Это не значит, что он обязан жить на Галичине. Напротив. Лучше всего свидомому украинцу жить в Киеве — в органах власти или рядом с ними, но при этом постоянно рассказывать, что настоящая Украина находится на Галичине.
9. Свидомый украинец должен постоянно бороться с национальными предателями. Если он выяснит, что сам является предателем, то обязан бороться сам с собой, предварительно донеся на себя. Если по каким-то причинам он не может донести на себя, то обязан донести куда следует и на кого захочет.
10. Свидомый украинец должен бороться за независимость Украины. Высшей формой независимости Украины является её независимость от свидомых украинцев. Примечание. Если свидомый украинец не будет придерживаться десяти вышеуказанных заповедей, он подлежит высшей мере наказания — высылке на историческую родину — то есть в Галичину. Высылка в Галичину на при каких условиях не может быть заменена на высылку в Москву, Сибирь и даже в Канаду и НАТО. Олесь БУЗИНА, Киев, 16 ноября 2006 г. "

И до кучи, нашлись ещё цитаты.
Пришлось искать в Яндексе вот по этим словам: "Дерюченко был ясен, как телеграфный столб: это был петлюровец."
Ага, вот текст "Педагогической поэмы", но с купюрами (кое-что есть, но не полностью).
1) https://www.litmir.me/br/?b=18535&p=48 (сразу видно, где текст оборван - по сравнению с цитатой на фотографии).

2) Вот нашлись еще цитаты текстом: https://www.livelib.ru/quote/786813-pedagogicheskaya-poema-anton-makarenko
[Spoiler (click to open)]
(ладно, исходную цитату убираю - нашлось здесь - смотри пункт 4: https://www.litres.ru/anton-makarenko/pedagogicheskaya-poema-polnaya-versiya/chitat-onlayn/page-18/

Дерюченко был ясен, как телеграфный столб: это был петлюровец. Он «не знал» русского языка, украсил все помещения колонии дешевыми портретами Шевченко[114] и немедленно приступил к единственному делу, на которое был способен, – к пению «украинських писэнь».

Для тогдашних петлюровцев Шевченко был наиболее удобной дымовой завесой в деле прикрытия настоящей физиономии. Культ Шевченко никакого отношения не имел к социальному содержанию его творчества. Тексты Шевченко были для петлюровца чем-то подобным текстам Священного Писания. Они воспринимались без всякой критики и даже без всякого участия мысли как священнейшие крупинки украинской идеи, как символы украинской державности и как память о великих временах гетманов и козарлюг.

Дерюченко целыми днями старался приспособить ребят к пению «украинських писэнь» и к созерцанию портретов Шевченко. И жизнь самого Дерюченка, и жизнь всего человечества представлялись годными только для подготовки к величайшему мировому празднику – 26 февраля, «роковынам» рождения и смерти Тараса. К этому дню приобретались новые портреты, разучивались новые песни, и в особенности разучивался национальный гимн, легально заменивший «Ще не вмерла Украина», – так называемый «Заповит», который распевался со страшными выражениями физиономий и с дрожью баритонов, а сильнее всего в словах:


И вражою злою кровью
Волю окропите.

Я прекрасно понимал, что злая кровь – это вовсе не кровь помещиков или буржуев, – нет, это кровь москалей и таких ренегатов, как я.

Колонистам некогда было разбираться в сущности петлюровских симфоний. Побаиваясь наших сводных, они работали до вечера, а вечером разбегались по саду, и молебны, посвященные равноапостольному Шевченко, распевались самим Дерюченком, двумя-тремя мельничными и гостями с Гончаровки.

Дерюченко был еще молод. Его лицо все было закручено на манер небывалого запорожского валета: усы закручены, шевелюра закручена, и закручен галстук-стричка вокруг воротника украинской вышитой сорочки. Этому человеку все же приходилось проделывать дела, кощунственно безразличные по отношению к украинской державности: дежурить по колонии, заходить в свинарню, отмечать прибытие на работу сводных отрядов, а в дни рабочих дежурств работать с колонистами. Это была для него бессмысленная и ненужная работа, а вся колония – совершенно бесполезное явление, не имеющее никакого отношения к мировой идее.

(и продолжение - https://www.litres.ru/anton-makarenko/pedagogicheskaya-poema-polnaya-versiya/chitat-onlayn/page-19/

[30] Начало фанфарного марша

Дерюченко вдруг заговорил по-русски. Это противоестественное событие было связано с целым рядом неприятных происшествий в дерюченковском гнезде. Началось с того, что жена Дерюченко, – к слову сказать, существо абсолютно безразличное к украинской идее, – собралась родить. Как ни сильно взволновали Дерюченко перспективы развития славного казацкого рода, они еще не способны были выбить его из седла. На чистом украинском языке он потребовал у Братченко лошадей для поездки к акушерке. Братченко не отказал себе в удовольствии высказать несколько сентенций, осуждающих как рождение молодого Дерюченко, не предусмотренное транспортным планом колонии, так и приглашение акушерки из города, ибо, по мнению Антона, «один черт – что с акушеркой, что без акушерки». Все-таки лошадей он Дерюченко дал. На другой же день обнаружилось, что роженицу нужно везти в город. Антон так расстроился, что потерял представление о действительности и даже сказал:

– Не дам!

Но и я, и Шере, и вся общественность колонии столь сурово и энергично осудили поведение Братченко, что лошадей пришлось дать. Дерюченко выслушивал разглагольствования Антона терпеливо и уговаривал его, сохраняя прежнюю сочность и великолепие выражений:

– Позаяк ця справа вымагае дужэ швыдкого выришення, нэ можна гаяти часу, шановный товарыщу Братченко.[120]

Антон орудовал математическими данными и был уверен в их особой убедительности:

– За акушеркой пару лошадей гоняли? Гоняли. Акушерку отвозили в город, тоже пару лошадей? По-вашему, лошадям очень интересно, кто там родит?

– Але ж, товарищу…

– Вот вам и «але»! А вы подумайте, что будет, если все начнут такие безобразия!..

В знак протеста Антон запрягал по родильным делам самых нелюбимых и нерысистых лошадей, объявлял фаэтон испорченным и подавал шарабан, на козлы усаживал Сороку – явный признак того, что выезд не парадный.

Но до настоящего белого каления Антон дошел только тогда, когда Дерюченко потребовал лошадей ехать за роженицей. Он, впрочем, не был счастливым отцом: его первенец, названный им несколько поспешно Тарасом, прожил в родильном доме только одну неделю и скончался, ничего существенного не прибавив к истории казацкого рода. Дерюченко носил на физиономии вполне уместный траур и говорил несколько расслабленно, но его горе все же не пахло ничем особенно трагическим, и Дерюченко упорно продолжал выражаться на украинском языке. Зато Братченко от возмущения и бессильного гнева не находил слов ни на каком языке, и из его уст вылетали только малопонятные отрывки:

– Даром все равно гоняли! Извозчика… спешить некуда… можна гаяты час. Все родить будут… И все без толку…

Дерюченко возвратил в свое гнездо незадачливую родильницу, и страдания Братченко надолго прекратились. В этой печальной истории Братченко больше не принимал участия, но история на этом не окончилась. Тараса Дерюченко еще не было на свете, когда в историю случайно залепилась посторонняя тема, которая, однако, в дальнейшем оказалась отнюдь не посторонней. Тема эта для Дерюченко была тоже страдательной. Заключалась она в следующем.

Воспитатели и весь персонал колонии получали пищевое довольствие из общего котла колонистов в горячем виде. Но с некоторого времени, идя навстречу особенностям семейного быта и желая немного разгрузить кухню, я разрешил Калине Ивановичу выдавать кое-кому продукты в сухом виде. Так получал пищевое довольствие и Дерюченко. Как-то я достал в городе самое минимальное количество коровьего масла. Его было так мало, что хватило только на несколько дней для котла. Конечно, никому и в голову не приходило, что это масло можно включить в сухой паек. Но Дерюченко очень забеспокоился, узнав, что в котле колонистов уже в течение трех дней плавает драгоценный продукт. Он поспешил перестроиться и подал заявление, что будет пользоваться общим котлом, а сухого пайка получать не желает. К несчастью, к моменту такой перестройки весь запас коровьего масла в кладовой Калины Ивановича был исчерпан, и это дало основание Дерюченко прибежать ко мне с горячим протестом:

– Не можно знущатися[121] над людьми! Де ж те масло?

– Масло? Масла уже нет, съели.

Дерюченко написал заявление, что он и его семья будут получать продукты в сухом виде. Пожалуйста! Но через два дня снова привез Калина Иванович масло, и снова в таком же малом количестве. Дерюченко с зубовным скрежетом перенес и это горе и даже на котел не перешел. Но что-то случилось в нашем наробразе, намечался какой-то затяжной процесс периодического вкрапления масла в организмы деятелей народного образования и воспитанников. Калина Иванович то и дело, приезжая из города, доставал из-под сиденья небольшой «глечик», прикрытый сверху чистеньким куском марли. Дошло до того, что Калина Иванович без этого «глечика» уже и в город не ездил. Чаще всего, разумеется, бывало, что «глечик» обратно приезжал ничем не прикрытый, и Калина Иванович небрежно перебрасывал его в соломе на дне шарабана и говорил:

– Такой бессознательный народ! Ну и дай же человеку, чтобы было на что глянуть. Что ж вы даете, паразиты: чи его нюхать, чи его исты?

Но все же Дерюченко не выдержал: снова перешел на котел. Однако этот человек не способен был наблюдать жизнь в ее динамике, он не обратил внимания на то, что кривая жиров в колонии неуклонно повышается, обладая же слабым политическим развитием, не знал, что количество на известной ступени должно перейти в качество. Этот переход неожиданно обрушился на голову его фамилии. Масло мы вдруг стали получать в таком обилии, что я нашел возможным за истекшие полмесяца выдать его в составе сухого пайка. Жены, бабушки, старшие дочки, тещи и другие персонажи второстепенного значения потащили из кладовой Калины Ивановича в свои квартиры золотистые кубики, вознаграждая себя за долговременное терпение, а Дерюченко не потащил: он неосмотрительно съел причитавшиеся ему жиры в неуловимом и непритязательном оформлении колонистского котла. Дерюченко даже побледнел от тоски и упорной неудачи. В полной растерянности он написал заявление о желании получать пищевое довольствие в сухом виде. Его горе было глубоко, и он вызывал всеобщее сочувствие, но и в этом горе он держался как казак и как мужчина и не бросал родного украинского языка.

В этот момент тема жиров хронологически совпала с неудавшейся попыткой продолжить род Дерюченко.

Дерюченко с женой терпеливо дожевывали горестные воспоминания о Тарасе, когда судьба решила восстановить равновесие и принесла Дерюченкам давно заслуженную радость: в приказе по колонии было отдано распоряжение выдать сухой паек «за истекшие полмесяца», и в составе сухого пайка было показано снова коровье масло. Счастливый Дерюченко пришел к Калине Ивановичу с кошелкой. Светило солнце, и все живое радовалось. Но это продолжалось недолго. Уже через полчаса Дерюченко прибежал ко мне, расстроенный и оскорбленный до глубины души. Удары судьбы по его крепкой голове сделались уже нестерпимыми, человек сошел с рельсов и колотил колесами по шпалам на чистом русском языке:

– Почему не выданы жиры на моего сына?

– На какого сына? – спросил я удивленно.

– На Тараса. Как «на какого»? Это самоуправство, товарищ заведующий! Полагается выдать паек на всех членов семьи, и выдавайте.

– Но у вас же нет никакого сына Тараса.

– Это не ваше дело, есть или нет. Я вам представил удостоверение, что мой сын Тарас родился второго июня, а умер десятого июня, значит, и выдайте ему за восемь дней…

Калина Иванович, специально пришедший наблюдать за тяжбой, взял осторожно Дерюченко за локоть:

– Товарищ Дерюченко, какой же адиот такого маленького ребенка кормит маслом? Вы сообразите, разве ребенок может выдержать такую пищу?

Я дико посмотрел на них обоих.

– Калина Иванович, что это вы все сегодня!.. Этот маленький ребенок умер три недели назад…

– Ах да, так он же помер? Так чего ж вам нужно? Ему теперь масло, все равно как покойнику кадило, поможет. Да он же и есть покойник, если можно так выразиться.

Дерюченко злой вертелся по комнате и рубил ладонью воздух:

– В моем семействе в течение восьми дней был равноправный член, и вы должны выдать.

Калина Иванович, с трудом подавляя улыбку, доказывал:

– Какой же он равноправный? Это ж только по теории равноправный, а прахтически в нем же ничего нет: чи он был на свете, чи его не было, одна видимость.

Но Дерюченко сошел с рельсов, и дальнейшее его движение было беспорядочным и безобразным. Он потерял всякие выражения стиля, и даже все специальные признаки его существа как-то раскрутились и повисли: и усы, и шевелюра, и галстук. В таком виде он докатился до завгубнаробразом и произвел на него нежелательное впечатление. Завгубнаробразом вызвал меня и сказал:

– Приходил ко мне ваш воспитатель с жалобой. Знаете что? Надо таких гнать. Как вы можете держать в колонии такого невыносимого шкурника? Он мне такую чушь молол: какой-то Тарас, масло, черт знает что!

– А ведь назначили его вы.

– Не может быть… Гоните немедленно!

К таким приятным результатам привело взаимно усиленное действие двух тем: Тараса и масла. Дерюченко с женой выехали по той же дороге, что и Родимчик. Я радовался, колонисты радовались, и радовался небольшой клочок украинской природы, расположенный в непосредственной близости к описываемым событиям. Прекратилось пение «украинських писэнь», и во всей колонии остался только один портрет Шевченко. Но вместе с радостью напало на меня и беспокойство. Все тот же вопрос – где достать настоящего человека? – сейчас приступил с ножом к горлу, ибо во второй колонии не оставалось ни одного воспитателя. И вот бывает же так: колонии имени Горького определенно везло, я неожиданно для себя натолкнулся на необходимого для нас настоящего человека.
(Антон Макаренко. Педагогическая поэма. Полная версия.) (см. ниже обложку - пункт 4 поисков моих сегодня)
Курсивом в цитате выделен текст, который был удалён в "цензурированной" версии во времена позднего СССР.


3) https://zen.yandex.ru/media/vad_nes/slujba-zabytyh-citat-makarenko-o-postoianstve-5c9b9d382b613c00b350f7ff
Служба забытых цитат: Макаренко о постоянстве (28 марта 2019)
(Там поясняется, за что "украинствующие" ненавидят Макаренко)

Ну, вот, занесла в свой ЖЖ историю поисков про Макаренко... можно и отдохнуть от интернет-ЖЖ. (с)akhceloo 2020-01-04.
А, нет, вот ещё дополню: Нашлось ещё одним поиском, по ключевым словам "Дерюченко вдруг заговорил по-русски (и далее целых два предложения, в том числе про жену)

4) https://www.litres.ru/anton-makarenko/pedagogicheskaya-poema-polnaya-versiya/chitat-onlayn/page-18/
[28] Изверги второй колонии ... (... Дерюченко был ясен, как телеграфный столб: это был петлюровец. ) (целиком цитата по этой ссылке была приведена выше, в пункте 2)
https://www.litres.ru/anton-makarenko/pedagogicheskaya-poema-polnaya-versiya/chitat-onlayn/page-19/
[30] Начало фанфарного марша (... Дерюченко вдруг заговорил по-русски) (целиком цитата по этой ссылке была приведена выше, в пункте 2)
Антон Макаренко. Педагогическая поэма. Полная версия.
[картинка-обложки (показать)]
Tags: украинство - это
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo akhceloo march 17, 2018 23:55 8
Buy for 100 tokens
Социальный Капитал, говорите? А Олигархического Коммунизма не желаете? Пусть повисит пока здесь. Может, кто-то из рядовых коммунистов догадается, во что переродилась верхушка их любимой коммунистической партии Зюганова.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments